GLeb (zalt) wrote,
GLeb
zalt

Categories:

Цикл "Шлюхи". Крендель.



Мы поругались на второй день, вернее вечер. Ей все не нравилось: размер номера, жара, ассортимент и количество пищи в уютном гостиничном ресторане. Пойти поужинать в другой она тоже отказалась: "Зачем мы туда пойдем, если здесь мы уже заплатили?"
Ссора началась с обсуждения планов на завтра и закончилась тем, что мы раздвинули кровати. Причем ее искренне зарубала ненависть, а мне хотелось ее за такое паскудство ебать всю ночь, невзирая на предстоящую утром культурную программу.

Почему я пошел в бар? Три причины: желание познакомиться с женщиной, пиво, а куда еще ночью пойдешь в незнакомом городе? Я сел за самый темный столик, в углу, рассчитывая ограничиться одним бокалом пива. Женщины не шли. Вернее не шли, так как нужно. То компания в 20 ковбоев с двумя прыщавыми блондинками, то подвыпившие испанки лет 40-50, активные и шумные. В меру толстые, чрезмерно накрашенные. Та, которая пострашнее, поднимала бокал вина, со смыслом заглядывая в лицо посетителям. Когда пива оставалось на треть, она заказала мне еще одно. Ничего не оставалось, как ответить тем же. Бармен принес обеим то, что они пили, и объяснил, что я жду женщину. С этого момента испанки грубо смеялись, как мне казалось, надо мной, и я напился.

Не знаю, сколько времени я шел вдоль берега моря, вначале закончились бары и рестораны, потом мимо меня проехали несколько мотоциклов с ужасным ревом. Обычно по пьяни все звуки доносятся немного из тумана, но от этих байкеров чуть не оглох, значит начал трезветь. Накатило болезненное одиночество. Дорога превратилась в одностороннюю, появились знаки, ограничивающие скорость.

Несмотря на глубокую ночь, здесь теплилась жизнь. За низенькими заборчиками стояли современные, даже футуристические виллы, каждая красивая по-своему.
Особенно мне понравился заборчик-лабиринт. Белая витая каменная лента, высотой по колено и общей шириной метра три, в проемах лабиринта рос аккуратно постриженный кустарник. Я пошел по заборчику и уже думал перепрыгивать кустарник, в запутанном месте, когда меня окликнул крепкий мужчина в белых шортах и "гавайке". На всех языках мира он зазывал меня к себе в сад.
- Where are you from?
- Раша.
- Руски? Недорого, практически задарма, - почти без акцента выговорил мужчина и потащил меня за виллу.

На дорожке между виллой и маленьким бассейном танцевали две девушки, голые по пояс, обе русские. Зачем мне русские шлюхи в отпуске? С трудом обогнув сутенера, я вышел на улицу. Но жетон ебли уже звякнул внутри головы, возвращаться к спящей, не дающей жене показалось верхом несправедливости. В кошельке осталась одна купюра в 300 пиастров и ворох разноцветной мелочи, бармен оказался честным малым.

Дерево с розовыми цветами стояло под фонарем, от дерева отделилась изящная фигура с роскошной копной рыжих волос. Мини юбка латекс, короткие сапожки, внушительная грудь в глубоком декольте. Но самое главное, натуральные рыжие волосы до плеч. Слегка вьющиеся, мои любимые. Светлые веснушки почти не видны на светящейся белой коже.

На вопрос про "to have fun", я коротко ответил: "Yes", а про себя подумал, что ее такой досуг, наверное, не слишком развлекает.

На маленькой веранде, которая служила также кухней, рыжая предложила попить кофе. Самое то, снять хмель, а то противно, когда наутро ничего не помнишь. Кофе уже закипал, когда проститутка показала мне хуй. Не совсем может быть хуй, скорее хуек, небольшой, гладко выбритый кренделек из-под шикарной юбки. От удивления я привстал.

- Be brave, - рыжая махнула успокаивающе, - what about coffee?
- Ок, - действительно, как-то неудобно получается, она мне кофе варит, а я ухожу.

Пока она наливала кофе, я передумал уходить. У всех есть свои недостатки, зато кроме кренделя все остальное просто в идеале. Кроме того, я еще немножко пьян, а пьяному море по колено. Никто здесь меня не знает, жене скажу, что деньги украли. За окном уже светает, и хуй стоит качественно, как перед рабочей сменой.

Первый презик порвался, что слегка польстило. Упаковка копеечная, темно-серая фольга с просроченными циферками, ни одной надписи с названием фирмы. Второй одеваю сам. Проверяю на прочность, стремно, ибо срок годности истек. Рвется.

- Есть нормальные?
- Нет, это последний.

На журнальном столике валяется пакет с салфетками, упаковка, на вид, достаточно прочная.

- Я с таким никогда не пробовало, - травести сомневается.
- С русскими и не такого попробуешь, - улыбаюсь во всю ширину загадочной души, и рыжее создание уступает.

В первые же секунды траха мы оба понимаем, что ничего не получится. Полиэтилен комкается, царапает всякие нежные места. У травести краснеют глаза и оно, скулящим тоном, предлагает еще кофе. Какое тут кофе, иду в душ на секунду, слышу, как оно гремит кофейником.

Ухожу, по-английски, не заплатив. Ожидаю спиной какого-нибудь скандала, двигаюсь не спеша, все тихо. Наверное, даже сутенеру противно охранять такое уебище.

Такси поймал на удивление быстро, а может, все клиенты под утро закончились. Неприятный сюрприз ожидал меня, когда я расплачивался. Травести украло порядка 150 пиастров, оставило только голубую купюру.


Провожу карточкой по замку, придерживая рукой бронзовую ручку, чтоб потише звякнуло, но жена не спит. Сидит на корточках в углу, в вечернем платье, тушь потекла, на полу озерко блевотины, тихонько говорит: "Ты меня убьешь".

Пиздец, - думаю,- выебли мою сучечку по полной программе, но молчу, жду пока сама все расскажет.

- Я потратила 200 пиастров, - я чуть не уссался от радости.
- И я тоже 200, бармен сука наебал.
- А я "Жозефину" пила, с хозяином гостиницы.
- Хуясе! За такую цену даже блевотину жалко вытирать.

Тут мы немножко посмеялись, потом я отвел мою бедную малышку в ванную и помыл, а она еще лепетала, оправдывалась и плакала. Пока я собирал подсохшие, надо заметить, коржи, как блин, хоть на сковороде подкидывай, она честно не засыпала и влюбленно наблюдала, как я двигаю казенными совком и полотенцем.

Утром, вернее днем мы, конечно, никуда не пошли, продрыхли до пяти. Поплавали в бассейне, ужинать пошли в гостиничный ресторан. Из этого происшествия мы даже поимели символическую выгоду. Хозяин, он же швейцар, бармен и распорядитель ресторана относился к нам, как к личным друзьям. Еда мне и до этого нравилась, а тут появились какие-то добавки и даже пару бокалов обычного "Камю", за счет заведения, он, конечно подешевле "Жозефины", зато без шоколадного привкуса.


Спасибо MegaError за иллюстрации.
Tags: тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments